Люди и образы

Художник должен чувствовать все. Мы бессильны воплотить то, что чуждо нам самим. Мы не способны создать лицо другого человека; все, что мы создаем, - это неизменно наше собственное лицо, озаренное нашим знанием. Оказавшись в залах музея или на вернисаже представительной художественной выставки, не пытайтесь в скульптурном портрете хорошо знакомого вам человека увидеть его прямое подобие.

Стремясь к адекватной натуре изобразительности, можно создать лишь безжизненный муляж.
Очень точно сказано Бурделем: Портрет - это всегда двойной образ: образ художника и образ модели. Столь же недвусмысленно выразился Микеланджело в одном из своих сонетов: ... Как иногда ваяешь в твердом камне в чужом обличье собственный портрет. Когда я сегодня смотрю на первую свою профессионально выполненную работу - Пастушка, то поражаюсь, как много в этом образе от моего чересчур самостоятельного отрочества.

Неосознанно-дерзкого стремления к творчеству и как мало от послужившего для Пастушка моделью второклассника Джениша: пожалуй, только внешний облик, хотя стороннему наблюдателю и могло показаться, что я тогда с увлечением создавал Портрет Джениша в меховой шапке, с посохом в руках. Обычно в сегодняшнем речевом обиходе скульпторов модель - это безымянный натурщик или натурщица, пластическая характерность которых, или типичность лица, фигуры, используются мастером при воплощении самых разнообразных замыслов. Модели, как воздух, нужны при создании жанровых или монументальных многофигурных композиций.

Удачный выбор модели, например, при создании образов символического звучания имеет огромное значение. Рабочий и колхозница Мухиной покоряют нас выразительностью, типической красотой моделей, послуживших скульптору прообразами двух стальных гигантов, поднявших над миром символы труда - серп и молот.