Подход к образу Пушкина

В московском памятнике Александра Опекушина Пушкин - солнце русской поэзии, поэтический пророк для всех народов, населяющих Россию. И такой итог труда скульптора закономерен: Опекушин создавал проект памятника в эпоху осознания всей Россией особой роли Пушкина в русской словесности, он победитель первого в России общественного, а не официального конкурса. И то, что памятник сооружался на средства, собранные в результате всенародной подписки, значило много.

Опекушин был выразителем воли народа! Это и обязывало, и вдохновляло.
У нашего современника, ленинградского скульптора Михаила Константиновича Опекушина Пушкин классически статуарен и удивительным образом связан с замечательными архитектурными памятниками Ленинграда. Не представляю, не могу допустить ленинградского памятника Пушкину, созданного не ленинградцем, потому что образ поэта и образ воспетого поэтом города - единое целое, духовное богатство, принадлежность которого Ленинграду несомненна.

У Коненкова в поясном портрете 1937 года Пушкин - гармонический человек: красоте внешнего облика здесь сопутствует намеченная в позе, чертах лица близость момента творческого откровения. Часто бывая в доме-мастерской Сергея Тимофеевича, познавая его чудесные, лучезарные портреты на выставках, я видел, как велико в каждой из этих работ коненковское начало: окрыленность, возвышенная духовность, пластическая экспрессия.

Совсем иной подход к образу Пушкина, я бы назвал его поэтически-документальным, у талантливого московского ваятеля Олега Комова. Характерен парный портрет Комова Пушкин и Натали. По контрасту с представительной крупной фигурой Наталии Николаевны каждому, кто впервые увидит эту скульптурную композицию, бросится в глаза небольшой рост Пушкина.