Мир Токтогула

Пушкин - светоч добра и разума, символ мудрости и простоты для всего многонационального советского народа. Как и Пушкина, мы чтим национальных гениев разных народов, больших и малых: Тараса Шевченко и Шо-та Руставели, Янко Купалу и Низами, Яниса Райниса и Джамбула Джабаева, Константинаса Донелайтиса и Али-шера Навои, Аветика Исаакяна и Токтогула Сатылганова.

Я родился и попал в мир Токтогула - кругом называли его имя, народные музыканты играли его мелодии, пели его песни. Мальчиком, едва научившись читать, но, уже зная многие песни Токтогула, я мечтал создать памятник защитнику народа, бесстрашному акыну, композитору, комузчи. Я пытался вообразить себе Токтогула, делал зарисовки.

В учебнике была помещена фотография великого акына: старый человек с комузом, пальцы на струнах, глаза пристально смотрят на мир, седая борода и усы, гладкое, ни одной морщинки, лицо. Мне нравилось разглядывать это умное, родное лицо.
Когда я впервые, еще, будучи учеником Пузыревского, принялся за композицию Встреча Токтогула с Джамбулом, меня, можно сказать, устраивала фотокарточка в учебнике киргизской литературы, где Токтогул предстает седобородым ласковым стариком, одетым в чапан, с меховым тебетеем на голове и комузом в руках.

Но уже летом 1963 года, когда я во время каникул, вернувшись из Москвы, стал компоновать группу Композитор-этнограф Затаевич, слушает Токтогула, мне многого стало не хватать. Чапан, тебетей, седая борода, комуз в руках - значит Токтогул? - спрашивал я себя и отвечал себе же: Токтогул многолик, объемен, пластически богат, многообразен. Как величественны подобные киргизским горам мелодии Токтогула, как щедро сердце народного защитника и правдолюбца, как глубок он в своей простоте.