Дорогу осилит идущий

Мы подружились на юбилейных торжествах в честь столетия Токтогула. Стали говорить о возможности работы над его, Токомбаева, скульптурным портретом. Он сам предложил мне это. И тут невольная робость овладела мною. С людьми такого масштаба - Токомбаев основоположник киргизской литературы - я еще не работал.

Недавние попытки постижения многогранного образа Токтогула - это изучение иконографии, документальных источников и твое воображение. Токтогула нет. Есть его музыка и поэзия. Есть память о нем. А тут живой классик, и ты должен постичь его, оставшись с ним с глазу на глаз. Ответственное, трудное решение. Я вспомнил, что С. Т. Коненков в 1896 году, после большого успеха на очередной передвижной выставке его Камнебойца, отказался от прямого предложения Василия Ивановича Сурикова делать его портрет. Суриков тоже готов был позировать, хотел этого.

Дорогу осилит идущий. Это так. Но с чем ты пустился в дорогу, молодой художник? - спрашивал я себя тогда. Однако этот вопрос можно отнести и к тем, кто ныне пробует свои силы в ответственном и трудном жанре портрета современника. Должна существовать, как существуют условия теоремы, которую нужно доказать, хотя бы минимальная сумма представлений и ощутимый в душе эмоциональный фон по отношению к личности портретируемого, когда говоришь себе: Я берусь за его портрет.

Заметим и то, что степень нравственно-философской зрелости художника играет немаловажную роль в таком начинании, как портрет. Здесь я сбрасываю со счетов циничную расчетливость дельцов от искусства, которые, не моргнув глазом, берутся за любой заказ. Всем известно, как велик урон, наносимый таким деляческим подходом. Речь идет о способности художника реально оценивать свои силы, о постоянном стремлении к обогащению своего духовного мира, о расширении познаний.