Работа над образом дирижера

Не откладывая, тут же, в филармонии, карандашом набросал эскиз, в котором постарался зафиксировать состояние напряженной сосредоточенности дирижера и открывшееся мне композиционное решение. Работу эту я назвал Дирижер. В числе других моих работ она отмечена премией Ленинского комсомола республики.

Без музыки, без дуды - ни туды и ни сюда, вполне серьезно, вроде бы не в лад шуточным, скоморошьим словам прибаутки любил повторять Коненков. И мне, наблюдавшему его быт, его поведение дома и в мастерской подолгу и пристально, это излюбленное присловье не казалось пустым звуком.

Старый, девяностолетний Коненков к вечеру после трудов праведных обращался к своему помощнику: Николай, неси гармонь, и самозабвенно пел старинные смоленские песни, умело подыгрывая себе на гармошке. Владел он и народной манерой игры на скрипке. Все последние годы жизни увлеченно мастерил невиданный музыкальный инструмент - арфу-лиру, в котором причудливо сочетались классическая арфа-кифара, дошедшая к нам от древних греков, и запавшая ему в душу с детства лира бродячих нищих музыкантов. Кстати, этот причудливый инструмент был богато оснащен дудками и сопелками, которые Сергей Тимофеевич, охотно, дарил и демонстрировал своим многочисленным гостям.

Известно, что в период увлеченной многолетней работы над образом Паганини он не пропускал концертов зарубежных знаменитостей Изаи, Кубелика, Сарасате, и у него в мастерской на Пресне дневали и ночевали скрипачи Большого театра Ромашков, Минули. Шаляпин, Рахманинов, Пятницкий, Плевицкая были его друзьями. Их портреты, исполненные Коненковым, - это славные страницы русской пластики.